?

Log in

No account? Create an account

Циник = Романтик

Циников и романтиков часто противопоставляют. А зря. Циник — это тоже романтик. В том смысле, что это обратный ход маятника. То есть та же романтическая вера, только — в неверие

Механизм тем временем один и тот же. Романтик считает, что мир должен быть именно таким (каким именно — зависит от конкретного романтика). Романтик надеется, верит, ждет и борется. Ну хотя бы прикладывает усилия. Если усилия результат дают, романтик остается романтиком. Если нет — разочаровывается и становится циником. То есть по-прежнему считает, что мир "должен быть", а раз его не удалось заставить соответствовать — то мир этот плох, "все женщины б…ди", а "все мужики сволочи." У власти, соответственно, "подонки", друзья — "предатели", словом "весь мир таков, что стесняться нечего." Иначе говоря, "мир должен быть хорош, но он меня подвел и оказался плох, потому ничего хорошего никого не ждет." Одни романтики становятся печальными циниками, другие злобными и мстительными, но сути дела это не меняет: в них по-прежнему живет протест против того, как все устроено, против того, как есть.

Оба — и романтик, и циник (вообще-то, это один и тот же человек — иногда даже в одно и то же время) сравнивают то "что есть" с "тем как (в его голове) это должно быть." Под девизом "или будет по-моему, или это унизительное поражение." Чем-то напоминает старое доброе: "есть два мнения: мое — и неправильное."

Те, кого мы условно можем назвать реалистами, тоже замечают, что мир вокруг, люди, их поведение — отличаются от благоприятных ожиданий. Просто реалисты не присваивают этому отличию знак "минус." Любимый человек не всегда на высоте — так есть. Друг может думать в первую очередь о себе — так есть. Окружающие не торопятся признать во мне гения — так есть. "Власти воруют, народ голодает" — так есть. Люди стареют, люди болеют, люди умирают — так есть.

Это, впрочем, не означает полного смирения. Реалисты тоже нормальные люди, и хотят жить получше. Поэтому они прикладывают усилия. Просто масштаб этих усилий более деловой и ограниченный: кому именно будет лучше жить? Насколько? Какой ценой? На какой срок? Реалисты не тщатся достичь абсолюта, они берутся за задачи разной — но посильной — сложности.

Там, где романтик гордо отворачивается и цинично смотрит со стороны, реалист — признавая наличие сложностей и невозможности исправить "все и навсегда" — все равно продолжает делать то, что можно. Не испытывая — это важно — горечи и разочарования.

На всякий случай, подчеркну: я не говорю, что реалисты лучше романтиков/циников. Или что человек четко попадает в одну и категорий. Мне хотелось отметить разницу в движущем начале. На действия реалистов больше влияния оказывает проза жизни. На романтиков/циников — очарование момента.

Чем свободным

Недавно один (весьма юный) мой знакомый активно нападал на фразу из песни Ивасей про "лучше быть нужным, чем свободным." Дескать, не хочу быть никому в угоду, хочу быть самодостаточным, чтобы меня любили-ценили-уважали просто так. А кто просто так не способен оценить — те мерзко-корыстные, мол, подлецы, манипуляторы, барыги, словом недобрые и не искренние люди.

Вежливые встречные вопросы задавали окружающие (постарше), мол "за что" ценить-то, если ты не "в угоду", то есть ничего хорошего от тебя окружающим людям не достается (ну не годен ты ничем, негодный в смысле "не годишься") — что в тебе тогда хорошего? А юноша все кипятился: "как Вы терпите, что вокруг Вас нет настоящих, честных людей, а только те, которым от Вас чего-то нужно?!" А окружающие все объясняли с улыбкой, мол и честные люди выбирают, с кем им водиться. И выбор свой делают "из-за чего-то" и "зачем-то". И что если ты никому не в угоду, то ты никому на фиг не сдался… то есть вообще не нужен. Поэтому весь вопрос не в том, угождаешь ты или нет, а в том, каким способом ты это делаешь: приятным или неприятным для себя. И что лучше угождать тем людям, кому это делать тебе приятно. По любви то есть. А то ведь все равно придется. Но уже "циничным образом и в извращенной форме".

"Лучше жить самому по себе и ни от кого не завися" — гордо задвигал юноша. "На острове, как Робинзон Крузо до Пятницы?" — иронически интересовались окружающие.
Никто никого, ясное дело, не убедил.

А где цветы?

Приезд в Москву всегда радостен в первую очередь общением с друзьями. А где друзья, там и разговоры. А если друзья — мужского пола, то разговоры идут о женщинах: ну так получается, что тут сделаешь.

На сей раз обсуждали жалобы нынешней подруги жизни моего старого приятеля: дескать, ну чего ей еще надо: спят вместе (где-то полгода) и остается она у него все чаще, отдыхают вместе, кино-театры-рестораны присутствуют. Даже цветы все еще в доме появляются регулярно. Так ведь нет, жалуется приятель, ей нужно выдавить из него "перспективу семьи" и "совместный быт". Ну не хочет он. То ли пока, то ли вообще — но не хочет. А она давит. Куксится, дуется, плачет и демонстрирует традиционные чудеса женских перепадов настроения. Ясное дело, чем больше она их демонстрирует, тем больше он сомневается. Замкнутый круг, однако. И даже сдаваясь под напором, приятель каждый такой шаг назад ощущает как "отступление" и "недружественное поведение" с ее стороны. Поэтому норовит где-то отыграться. Вот и получается, что он ей: "чего тебе еще нужно, я же согласился", а она ему: "но ты этому не рад!"

Вывод приятель мой выдал поучительно-философский: "когда женщина настойчиво хочет пропустить период "нам просто хорошо вместе" и тащит к "совместному быту" — для мужчины это то же самое, что для женщины — "пропустить ухаживания" и "сразу потащить в койку". И фраза "тебе только это от меня нужно" применима тут в обе стороны.

Стоит только расхотеть

"Всё сбудется, стоит только расхотеть," — говорила Фаина Раневская, вовсе не шутя. Эта примета давно известна: пока ОЧЕНЬ хочешь — все идет трудно и натужно или не идет вообще. Как "не очень" — так потечет-задвигается, а если плюнешь да расхочешь — то и вовсе шансы возрастут.

Объяснений, конечно, много можно придумать. Самое очевидное: ты расхотел, забыл, оно все практически так и не сбылось. Но кое-что сбылось, и вот на это ты обращаешь внимание. Но многолетняя привычка записывать это опровергает. Таки бОльшая часть того, что расхотел — сбылась. А вот то, что все еще зовет и тревожит, на что надеешься, чего ждешь и о чем тоскуешь — так и нет.

Похоже, в самом желании, в самом ожидании, в тоске и тревоге, в надежде самой — есть что-то, что уменьшает шансы. Не совсем уничтожает, нет. Но уменьшает. Что это, откуда — сказать сложно, не вдаваясь в неизученные области связи человеческой психики и... чего-то еще. Да и Бог бы с ним, с неизученным. Меня практика волнует. Как бы так хотеть... чтобы не хотеть. Но и не хотя — радоваться, когда все-таки сбудется?

Потеря времени

Недавно я обронил в разговоре (не имея в виду сказать что-то “умное”): “если у нас нет времени на друзей, все остальное — потеря времени.” Это был просто дружеский треп, неторопливый как у Холмса с Ватсоном в конце какой-нибудь серии. Слово — пауза, слово — пауза. Смысл был, в общем-то очевиден. Мол, вот какие мы молодцы, что на дружбу-друзей (то есть друг на друга) время находим.

Ну, сказал и сказал. А собеседник вдруг как-то неожиданно грузанулся, и расслабленная нирвана на подушках кресел превратилась вдруг в “разговор.”

Разговор пошел о том, что идет в зачет “жизни”, а что — просто обслуживающие усилия, бессмысленные, если этой самой “жизни” нет. Или есть, но мало. Работа? Для жизни (по крайней мере у большинства так — если бы не платили, не пошли бы). Спорт-фитнес? Для жизни. Диеты-ограничения? Для жизни. Самообразование? Личностный рост? Поддержание общественных связей (не с друзьями, а с кем “надо”, хотя бы и с родственниками) — для жизни. Душ, приготовление пищи, чистка зубов и стирка — тоже. А что тогда остается на жизнь?

Поговорили о 14-часовом рабочем дне и жизни в бараках, куда люди притаскивались рухнуть и поспать. О том, что “загнанных лошадей пристреливают”, и никакой такой “жизни” нет, а есть бег — и какая разница, “на месте” этот бег или куда-то… если в конце все равно “пристреливают.”

Поговорили и о том, что мысли о “своей жизни” появляются как раз “от хорошей жизни” — когда есть свободное время (как на неделе, так и в смысле долгожительства — все ж не 30 лет живем, а чуть больше). Согласились, что “своя жизнь” это роскошь, некогда доступная только совсем уж аристократам. Да и то далеко не всем. А таким, вроде Обломова.

Словом, “делу время, потехе час.” И замолчали, удрученные. А потом подвели итог: “Таки, если у тебя нет времени на жизнь, какую ты хочешь жить, все остальное — потеря времени. И выходит, что бОльшая часть всяческого “тайм-менеджмента” про то, “как себя заставить бежать в колесе все шустрее” — это всего лишь навык еще убийственнее… терять время. Терять зря.” И, довольные, отвалились на спинки кресел ну в точности как Холмс с Ватсоном. Только что не было трубки, чтобы эффектно затянуться.

А «быдло» — можно...

«Чужую беду руками разведу» — пословица старая, и часто очень верная. Но не всегда. Вы тоже наверняка это замечали. Одни люди мало чувствительны к переживаниям других (иногда до того, что даже напрягшись не могут понять, о чем эти другие так страдают). А другие чувствительны даже чрезмерно, отыскивая страданию в чужом лице и тогда, когда сам владелец лица об этих своих «страданиях» не в курсе. Одни весело смотрят фильмы ужасов и чернуху, другие шарахаются даже от сцен простого лицемерия и повседневного ханжества (и не только на экране). Потому как отзывается. (Так один мой хороший друг не может вытерпеть вида Чендлера из «Друзей» — уж очень он напоминает... свои неприятности).
Пословица тем не менее верна.Collapse )

Сильвер или Смоллетт

Любопытное наблюдение: уверенный человек легко позволяет себе неуверенное поведение. Задумчивость, осторожность, колебания. А вот неуверенный прям и смотрит гордым орлом или нахохлившимся филином, и фразы чеканит... да категорично так. Конечно, парадокс о том, что «чем больше неуверенности внутри, тем больше «уверенности» снаружи» — это дело давно известное. И если представить это двумя полюсами (внутренняя неуверенность и «уверенная» внешность), то по мере их сближения мы получаем «нормального» человека, ведущего себя обычно.

Интересно другое: похоже что парадокс этот работает и в обратную сторону: очень уверенные в себе люди часто ведут себя... как бы мягко. Кто-то спокойно позволяет себе воспитанность и вежливость. Кто-то осознанно маскируется и старается усыпить бдительность и сбить с толку партнеров по интриге. Да простится мне мультяшный пример, но уж очень он хорош: Сильвер из «Острова сокровищ» Киевской студии. Помните, как легко ему дается почти нежная доброжелательность и неторопливая мягкость к окружающим? Даже перед тем, как он намеревается этих окружающих прирезать? А вот «адмирал» Трелони то и дело становится в позу в попытке «отдавать приказы». Да и «рубака» Смоллетт не впечатляет. Кстати в одноименном кинофильме Виктор Костецкий играет доктора Ливси в духе, весьми аналогичном мультяшному Сильверу: вежливый и мягкий по поведению человек, который тем не менее все и решает.

Впрочем, я бы не взялся утверждать, что так происходит всегда. Но бывает. Говорят, товарищ Сталин был куда вежливее и мягче в обхождении, чем «железный» нарком Ежов. Да и Феликс Эдмундович, по рассказам, отличался изысканной вежливостью польского дворянина.
Недавно опять довелось (попытаться) ответить на вопрос: что главное для успеха? Среди вариантов было… счастье. Постановка вопроса позабавила: счастье рассматривается как одна из возможных предпосылок успеха. А не наоборот. Выходит, если успех возможен на базе (своего!) несчастья, то — ура, вперед? К такому успеху? Продолжая размышлять и разговаривать на темы успеха, мы со спрашивающим подошли вот к какой мысли:

Read more...Collapse )

Принцесса на продажу

Тоже из недавнего дружеского разговора: “Женщина ищет "принца, который ей всё" — то есть хочет продаться. А потом обижается, что “принц” к ней относится как к вещи и предъявляет требования соответствия товарному качеству. Что "не видит личность”. Вывод тоже любопытен: “Хочешь, чтобы видел "личность" — с самого начала не надо "получше продаться", не надо искать "принца" или "шейха”.

Разумеется, разговор пошел дальше под знаком вопроса: “А почему нельзя хотеть, чтобы и “всё”, и “видел личность”? Ответ можно суммировать как “потому что “личность” обменивается на “личность”, а наша потенциальная Синдерелла сама с самого начала вовсе не хотела видеть личность, а хотела видеть “принца” — то есть приложение к своим желаниям. Имущество и обслуживание, а вовсе не живого человека. Так что все честно: она на базаре, и он тоже. У нее на ценнике “всё”, и он тоже не дурак. Получила принца — отрабатывай сделку. Или — ищи человека.

Разумеется, мы достаточно быстро пришли к тому, что все это верно и в случае поиска Принцессы. Хочешь иметь принцессу, а не быть вместе с человеком, изволь в принцы. Ну или хотя бы в шейхи. И не жалуйся потом, что она в тебе человека тоже не видит.
Мой старый друг Боря Кириленко объяснил, почему Ситроен С5 — это не понт: “у него нет шильдика БМВ”. На первый взгляд объяснение не очевидное. Но Боря развил мысль:
— Просто хорошая машина — это тот же Хундай Акцент. Или что-то вроде нее. Все, что ты платишь больше, ты платишь за понт. Понт, таким образом, определяется тем, насколько ВИДНО, что ты — ЗАПЛАТИЛ БОЛЬШЕ.
Поэтому бывает три вида покупок:
— разумные (что-то вроде корейской машины нижнего уровня),
— действительно понтовые (демонстрируют, что ты потратил существенно больше денег, чем было реально нужно — чтобы понт получился, это должна быть самая дорогая покупка из тех, что доступны в твоем кругу “понтующихся”) и
— глупые (когда ты переплачиваешь за понт, но пытаешься на нем сэкономить, мол Ситроен тоже понтовая машина, а все-таки дешевле, чем БМВ).

Наверняка для многих людей это все самоочевидно. Я же никак не мог ухватить идею “понта” всю жизнь, и понтоваться “правильно” так и не научился. Конечно в первую очередь “не хочется”, но — увы — бывают моменты и контексты, когда “надо”. А выходит, что все ж надо уметь. Обычно я опирался на мнение признанных понторезов, но вот чтобы так услышать рациональную формулу понтов — это впервые.

То есть, конечно, я слышал что “часы должны быть или за сто баксов или больше тысячи, а все, что в промежутке — дешевый понт”. Но не понимал, почему. С ясной же формулой “понт должен показывать, что ты потратил больше всех (тех, среди кого понт) денег за то же самое (или “купил самое дорогое”)” — все становится вполне понятно. Тут торг неуместен. Или реальная польза (и существенно дешевле), или уже понт — и тогда нечего экономить 5-50% и терять весь эффект на 100%.

Если ты переплатил лишь “чуть” за понт — это глупая покупка: понта-то как раз ты и не получил, получил просто хорошую вещь по цене существенно больше другой тоже хорошей. Из серии “за углом такие же галстуки вдесятеро дороже”. Судя по Бориному объяснению не бывает “немножко понта” — это уже дешевый понт, и он играет как раз в минус. Бережливые люди неодобряют тебя за лишние траты, а настоящие понторезы смеются над дешевой попыткой сравняться. Таким образом, дешевый понт оказывается дурацкой тратой по обеим шкалам.

Другое дело, что тот же БМВ, учил Боря, лучше взять с рук: тогда ты экономишь, а для стороннего наблюдателя это все тот же БМВ. Поэтому при тех же деньгах ты получаешь больше понта: у тебя хоть и подержанный (а кто знает?) но “настоящий понт” — БМВ против хоть и нового, но всего лишь “дешевого понта” Ситроена С5. (Тут важно понять, что разговор именно о понтах. Если не о них, то Ситроен С5 — опять в пролете: хорошую новую машину можно взять и подешевле. Если уж взялся раскошеливаться больше, значит — за понты).

Впрочем, Боря милостиво заметил: если тебе ЛИЧНО уж прям так нравится Ситроен — то дело другое. Тут ты доплачиваешь за удовольствие. Но, тут же отметил Боря, столько доплачивать за удовольствие — это сомнительное удовольствие. То ли дело за понты :).